Реклама </h2> <a href="http://www.gdeetotdom.ru/" target="_blank">продажа недвижимости в россии</a> <br/> Доска объявлений по недвижимости - <a href="http://www.realty.kubanregion.ru/" target="_blank">недвижимость краснодарского края</a>. Сдаются офисы недорого. <br/> </td> <td width=10> </td> <td valign=top> <h2>Приватизация лесов в российской федерации: условия, формы, риски | Публикации | Ruswood - портал лесопромышленности
Лесопромышленник деловой портал прицепы лесовозные каталог предприятий Каталог досок объявлений,деревообработка ГОСТ Харвестер Диск для пилы прицеп роспуск рейсмус двусторонний рейсмус двухсторонний ТУ комитет лесных ресурсов каталог предприятий бензопила Харвестер пиломатериалы логистика циркулярная пила

Реклама

продажа недвижимости в россии
Доска объявлений по недвижимости - недвижимость краснодарского края. Сдаются офисы недорого.
 

Приватизация лесов в российской федерации: условия, формы, риски


Приватизация лесов в российской федерации: условия, формы, риски
28 Марта 2011, 11:47 Четырехлетний период осуществления лесных отношений в правовом поле, созданном Лесным кодексом, вступившим в силу 1 января 2007 года, показал, что в это время в лесном секторе не удалось решить ни одну задачу по обеспечению инновационного развития как отраслей лесной промышленности, так и лесного хозяйства страны в целом.

На экспортных рынках конкурентоспособность отечественной лесопродукции с высокой добавленной стоимостью не повысилась. Остается низким уровень потребления древесины в отраслях химической и химикомеханической переработки. Из-за высоких коммерческих рисков и несовершенства законодательства инвестиционная привлекательность лесного сектора как для отечественных, так и для зарубежных инвесторов остается на низком уровне.

«Жаркое» лето 2010 года показало неэффективность существующей институциональной организации государственного и хозяйственного управления лесами, ее неспособность противостоять стихийным бедствиям (лесным пожарам) во взаимодействии с частным бизнесом (арендаторами лесных участков).

По сравнению с другими отраслями отечественной экономики лесопромышленный комплекс в наибольшей мере испытал негативное влияние мирового финансового кризиса, что выразилось в значительном снижении объемов производства основных видов продукции, росте безработицы и сокращении инвестиционных ресурсов.

В сложившейся ситуации закономерен поиск новых путей развития лесного сектора, одним из которых является приватизация лесов. Закономерно и то, что с этой инициативой выступает крупный частный лесопромышленный бизнес, для инновационного развития которого существующая система арендных отношений не дает соответствующих стимулов.

Для приватизации лесов в Российской Федерации имеется необходимое правовое поле, представленное:

• ст. 9 Конституции Российской Федерации, согласно которой «земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности»;
• ст. 7 Лесного кодекса, в которой зафиксировано, что лесной участок является земельным участком;
• ст. 92 и 93 Лесного кодекса, обязывающими вести государственный кадастровый учет лесных участков и осуществлять государственную регистрацию прав на лесные участки и сделки с ними.
Аргументом в пользу реформирования институциональной организации лесного сектора через приватизацию лесов является высокая эффективность использования лесов в странах, где частные леса составляют значительную часть общей площади лесных земель (США – 65%, Швеция – 74%, Финляндия – 68% и др.).

С учетом сказанного выше политическое решение по приватизации лесов должно быть тщательно подготовлено исходя из:
• оценки возможных рисков, способных привести к экономическим, экологическим и социальным потерям;
• обоснования тех выгод, которые получат государство и частный лесной бизнес при использовании лесов, находящихся в частной собственности;
• установления условий (правовых, организационных, экономических), выполнение которых должно предварять принятие соответствующего законодательного акта о создании частных лесов.

Политическое решение по приватизации лесов должно быть основано на классическом понимании частной собственности как совокупности следующих прав:

• права владения, означающего право исключительного физического контроля над благами (ресурсами);
• права пользования, означающего право применения всех полезных свойств блага (ресурса) для себя, для получения своего дохода;
• права управления, означающего право решения, кто и как будет обеспечивать использование благ (ресурса);
• права на доход, означающего право на обладание всеми результатами от использования блага (ресурса);
• права суверена, означающего право на принятие решений по отчуждению, потреблению, изменению или уничтожению блага;
• права на безопасность, означающего право на защиту от эксплуатации и вреда со стороны внешней среды;
• права на передачу благ в наследство, означающее создание экономических условий (интереса) для преемственности прав владения благом;
• права на запрет использования способом, наносящим вред внешней среде;
• права на ответственность в виде взыскания, означающее возможность использования блага в уплату долга;
• права на бессрочное обладание благом;
• права на остаточный характер, означающее необходимость существования институтов власти и законодательных процедур, обеспечивающих восстановление нарушенных прав и полномочий.

В сравнении с другими формами собственности частная наиболее содержательна, ее права более всего разработаны в юридическом отношении. Эти права на протяжении всей истории земной цивилизации (начиная с римского права) подвергались постоянному улучшению, постоянным изменениям, главным образом через введение ограничений со стороны государства, учитывающих влияние экологических и социальных факторов.

Несмотря на то что по содержанию частная собственность имеет неоспоримые преимущества перед другими видами собственности, ее практическое применение требует наличия соответствующих политических, экономических и социальных условий, а также проведения большого объема подготовительных мероприятий, которые должны предшествовать приватизации государственного имущества, особенно если речь идет о возобновляемых природных ресурсах.

Для осуществления приватизации лесов должны быть созданы следующие условия:

1. Общественное мнение, сформированное на основе опыта частного лесовладения в зарубежных странах, которое сохраняет свободный и бесплатный доступ населения к сбору, заготовке и использованию недревесной продукции (грибов, ягод и т. п.), а также использованию социальных полезностей (рекреация). Создание именно этого условия может оказаться наиболее трудным делом в силу исторически сложившегося в нашей стране негативного восприятия населением частной формы собственности на природные блага, которыми население пользуется бесплатно (землю, лес, воду).
2. Наличие у государства институтов власти, способных управлять частными лесами таким образом, чтобы, с одной стороны, обеспечивать поступление доходов в бюджетную систему, а с другой – защищать интересы собственников и стимулировать их экономические интересы.
3. Наличие в государстве групп населения и предпринимателей, которые могут претендовать на класс частных лесовладельцев, способных вести лесное хозяйство на основе международно признанных принципов устойчивого управления с соблюдением требований, установленных правовыми и нормативными актами. Проведенные институциональные реформы в аграрном секторе показали, насколько этот вопрос является сложным в правовом, финансовом и организационном отношении.
4. Создание нормативной базы, регламентирующей отношения государства с частными лесовладельцами. Речь идет о создании совершенно новых механизмов, которые отсутствуют в системе частно-государственного партнерства, построенной на доступе частного бизнеса к использованию лесов через договоры аренды лесных участков.

Такими механизмами являются:

• Оценка лесных земель для их выкупа будущими собственниками.
Для этих целей нельзя использовать существующие подходы к установлению арендной платы и платы по договорам купли-продажи лесных насаждений, поскольку эти платежи формируются на базе лесной ренты на момент изъятия ресурсов. Цену лесной земли (а именно земля должна быть объектом выкупа у государства) следует определять с учетом затрат и доходов в течение всех последующих циклов воспроизводства лесов, то есть устанавливать на базе земельной ренты. Различия в названных методиках оценки лесной земли очевидны, и государство не должно терять доходы от приватизации лесов, устанавливая цену выкупа лесной земли, занижая (в сравнении с зарубежными странами) ставки платы за древесину на корню.
• Налогообложение доходов частных лесовладельцев.

Приватизируя леса, государство теряет доходы бюджетной системы от поступления в нее арендной платы и платы по договору купли-продажи лесных насаждений.

Прежний механизм получения доходов должен быть заменен специальными налогами, которые, как показывает зарубежная практика, должны иметь не только фискальное, но и стимулирующее назначение, побуждая частных лесовладельцев поставлять на рынок лесоматериалы и эффективно вести лесное хозяйство.

В зарубежной практике есть три подхода к установлению доходов, различающиеся по объекту налогообложения:

• объектом налогообложения выступает стоимость лесной земли, оцениваемая по специальной методике органом государственной власти, отвечающим за администрирование налогов на недвижимость (США);
• объектом налогообложения является потенциальный доход лесовладельца, рассчитываемый как произведение расчетного годового прироста древесины на территории частного лесовладения и средней сложившейся на рынке цены древесины на корню (Финляндия, 1990-е годы);
• объектом налогообложения выступают фактические декларируемые доходы лесовладельца от продажи заготовляемых лесных ресурсов, при этом налогооблагаемая база снижается на величину расходовна воспроизводство лесов.
Для условий Российской Федерации выбор формы налогообложения доходов при использовании лесов, находящихся в частной собственности, будет определяться главным образом возможностью контролировать доходы и расходы лесовладельцев.
• Лесное планирование.

Взаимодействие частных лесовладельцев и органов государственной власти должно осуществляться через обязательную разработку лесных планов (Forest Management Plan) каждым собственником и согласование этих планов по законодательно установленным процедурам с органом государственного управления лесами на той территории, где находится частное лесовладение.

При планировании мероприятий по использованию, охране, защите и воспроизводству лесов лесовладелец руководствуется теми правами, которые ему предоставляет частная собственность и которые были перечислены выше.

Лесовладелец распоряжается лесной землей, а следовательно, всеми видами лесных ресурсов и другими ресурсами «нелесного» происхождения (внутренними водоемами, полезными ископаемыми), которые находятся на территории его частного лесовладения.

Собственник свободен в принятии решений, определяющих использование древесных ресурсов, в частности устанавливает объемы заготовки древесины, руководствуясь при этом экономическими соображениями, не имея ограничений в виде расчетной лесосеки или директивно назначаемых возрастов рубок.

Свободу собственника ограничивают:

• его обязательства обеспечить лесовосстановление на местах, где проводились вырубки (методы лесовосстановления выбираются собственником и фиксируются в лесном плане);
• необходимость выполнять требования, предъявляемые к экологическому состоянию лесов, которые устанавливаются лесным и природоохранным законодательством: сохранение биотопов, защитных полос вдоль рек и дорог, культурных ландшафтов и т. п.;
• необходимость предоставления в орган государственной власти в сфере лесных отношений декларации (извещения) с информацией о планируемых к реализации хозяйственных мероприятиях.

Содержание декларации, а также процедуры, определяющие ее предоставление, рассмотрение и информирование лесовладельца о результатах рассмотрения, устанавливаются лесным законодательством.

Общепринятая практика в работе с декларациями: если орган государственного управления лесами, рассмотрев декларацию и сопутствующие ей материалы, не находит в планируемой лесовладельцем хозяйственной деятельности нарушений действующего лесного и природоохранного законодательства, лесовладелец получает «молчаливое» согласие органа государственной власти на проведение запланированных мероприятий. Такое согласие органа госвласти означает, что лесовладелец свободен в выборе форм осуществления хозяйственной деятельности (заготовка древесины, уход за лесом, лесовосстановление, строительство дорог и т. п.).

Лесовладелец может выполнять эти работы самостоятельно, используя собственный основной и оборотный капитал и рабочую силу, или поручая хозяйственные работы подрядчикам (контракторам). По опыту стран Скандинавии и Балтии второй вариант организации и выполнения хозработ получил наибольшее распространение при частном лесовладении ввиду его высокой эффективности.

Лесовладелец имеет полную свободу выбора покупателей своей продукции (древесины на корню или круглых лесоматериалов), заключая договоры с предприятиями деревоперерабатывающей промышленности или другими потребителями. В этих договорах устанавливаются обязательства сторон по объемам и срокам поставок древесины, а также цены на круглые лесоматериалы, если они являются объектом сделки, или ставки попенной платы, когда лесовладелец предпочитает продавать древесину на корню.

Изложенные выше правовые и экономические условия, необходимые для становления и функционирования частного лесовладения, должны найти выражение в двух формах его организации:

• Собственником лесов становятся физические лица – граждане Российской Федерации или других стран – в зависимости от того, какие ограничения будут введены законодательством. Этот вариант организации частного лесовладения сегодня наиболее распространен в странах Европы в силу исторических традиций и хозяйственной освоенности территорий. Наибольшую эффективность показывают хозяйства, в которых органично сочетаются фермерская деятельность с сельскохозяйственным производством и ведение лесного хозяйства вследствие сезонного характера выполняемых работ.
• собственником лесов становятся юридические лица, которые в настоящее время арендуют лесные участки. Наибольшее развитие такая форма частного лесовладения получила в США, где достигнуты значительные объемы заготовки древесины частными компаниями.

Для принятия политического решения о приватизации лесов в Российской Федерации необходимо создать условия, при которых каждая из двух названных форм будет способна наилучшим образом обеспечить выполнение требований ведения лесного хозяйства, установленных лесным законодательством, избегая при этом финансовых и экономических рисков.

По мнению многих специалистов в сфере лесного хозяйства (и автора публикации в том числе), с учетом негативного опыта арендных отношений в использовании лесов в нашей стране, предпочтительнее та форма организации лесовладения, в основу которой положена продажа лесных участков физическим лицам для ведения лесного хозяйства. В этом случае частное лесовладение способно заменить аренду лесных участков при малых объемах заготовки древесины, использование лесов через договоры купли-продажи лесных насаждений, аренду лесных участков для осуществления рекреационной деятельности.

В социальном и экономическом плане приватизация лесов физическими лицами повысит занятость населения в сельской местности, укрепит финансовое положение фермерских хозяйств, позволит ввести в хозяйственный оборот территориально рассредоточенные лесные насаждения.

Во избежание возникновения финансовых и экологических рисков лесное законодательство может на определенный период ввести ограничения, касающиеся определения максимально возможной площади участков выкупаемых лесных земель.

В то же время приватизацию лесов через выкуп у государства арендованных лесных участков следует рассматривать как весьма рискованное по экономическим и экологическим последствиям политическое решение.

Более чем 15-летний опыт существования арендных отношений не привел к успеху частного бизнеса в области использования лесных ресурсов и наглядно показал, что в стране не накоплены эффективные методы ведения лесного хозяйства на принципах устойчивого лесоуправления.

Существующий механизм арендных отношений не выработал у представителей частного бизнеса отношения к лесу, которое позволяет надеяться, что лесные земли, перейдя в разряд частной собственности, будут находиться в управлении у подготовленного собственника. И что решения, которые станет принимать такой собственник при использовании возобновляемого природного ресурса, будут подчинены не только стремлению получить максимальную прибыль, но и действовать в интересах реализации целей и задач национальной лесной политики.

Резюме: приватизация лесов посредством существующего механизма арендных отношений создает большое количество рисков, обусловленных:

• монополизацией рынков древесного сырья;
• превращением лесных земель в спекулятивный капитал;
• объективными трудностями при осуществлении функций государственного контроля и надзора на лесных участках, находящихся в частной собственности;
• возможностью разрешения конфликтных ситуаций во взаимоотношениях органов государственной власти и частных лесовладельцев с помощью коррупционных действий.

Зарубежный опыт свидетельствует о необходимости перехода к частным лесам только через лесные концессии, где объектом частно-государственного партнерства выступает лесная земля, а не лесные ресурсы как при системе арендных отношений. Важнейшим элементом концессионных отношений является концессионная плата, устанавливаемая в зависимости не только от объема изъятых ресурсов (как это имеет место при аренде), но и от площади лесного участка, находящегося в концессии. Таким образом, лесные концессии создают нормативную базу, позволяющую устанавливать цену лесной земли для ее выкупа у государства.

Применительно к лесным отношениям, существующим в Российской Федерации, условия для приватизации лесов могут быть созданы на тех лесных участках, где фактически (а не в плане) реализуются приоритетные инвестиционные проекты. Дело в том, что договор аренды лесов в совокупности с инвестиционным проектом по сути (а не по форме) является аналогом концессионного соглашения, при котором вложение концессионером средств в развитие транспортной и производственной инфраструктуры должно предшествовать изъятию лесных ресурсов.

Таким образом, в отличие от арендных отношений концессионная форма организации использования лесов могла бы за относительно короткий период создать в лесном секторе ответственный в экономическом, социальном и экологическом плане частный бизнес в качестве собственника лесных земель.

Подведем итоги

В заключение следует еще раз остановиться на тех рисках, которые будут сопровождать приватизацию лесов в Российской Федерации.

1. Невозможно проведение приватизации без общественного обсуждения и разработки нормативной базы, содержание которой рассмотрено выше.
2. Существует опасность того, что органы государственной власти в системе лесных отношений на федеральном и региональном уровне окажутся неспособными управлять частными лесами, если по специальным программам (с участием зарубежных специалистов) не будут подготовлены кадры, которые должны пройти стажировку за рубежом, как это было сделано для обеспечения деятельности нефтяных компаний в процессе их приватизации.
3. Если объектом приватизации будут лесные участки, переданные в аренду, следует опасаться проявления коррупционных факторов, существующих сегодня в системе арендных отношений.

Зарубежный опыт управления частными лесами позволяет надеяться, что приватизация лесов в Российской Федерации может быть осуществлена исключительно во благо общества, с учетом интересов как государства, так и частного бизнеса. Масштабы приватизации лесов не должны быть объектом директивного планирования и соревнования субъектов Российской Федерации за «показатели», они должны определяться экономическими факторами. Частная собственность на леса должна доказать свои преимущества исключительно в сфере экономических отношений при соблюдении прав населения на свободное и бесплатное пребывание в лесах.

Анатолий ПЕТРОВ, профессор, д-р экон. наук

Комментарии

Наталья Пинягина, директор по взаимодействию с государственными органами власти ОАО «Архангельский ЦБК», д-р экон. наук:

– Когда меня спрашивают, возможна ли сегодня приватизация лесных участков в России, целесообразна ли она, я сразу подчеркиваю, что корректнее говорить о передаче в частную собственность именно лесных земельных участков или земельных участков лесфонда, а не о приватизации лесов.

Вопреки мнениям и протестам многих российских ученых с мировым именем, представителей лесного бизнеса, общественных организаций, экологов, и даже представителей региональных и федеральных органов власти в Лесной кодекс 2006 года заинтересованным лицам и организациям удалось протащить положение о том, что сам лес (то есть деревья, кустарники и иная растительность) вместе с землей, находящейся под ним, не является недвижимостью, а, напротив, признается движимым имуществом. В соответствии с этим положением оборот лесных земельных участков должен осуществляться по нормам земельного законодательства. Сегодня против такой коллизии в лесном законодательстве выступает большинство участников лесных отношений. У многих специалистов сложилось впечатление, что названное положение было введено именно с целью подготовки к проведению масштабной приватизации наиболее прибыльных, «лакомых» земельных участков на территории России. Для олигархических кланов, в чьих интересах и были продавлены эти статьи кодекса, наличие леса на этих землях и тем более уход за насаждениями – не проблема. Чтобы использовать потенциально высокодоходную землю для строительства коттеджей, санаториев и баз отдыха, да просто для передачи ее в залог под получение кредитов, от леса – «движимого имущества» – можно легко избавиться. Лес «случайно» может сгореть, его могут вырубить «черные» лесорубы, которых органы МВД не сумеют найти... Да мало ли способов найдется для того, чтобы освободиться от лишней возни с деревьями, мешающими реализации бизнес-планов?! Я, как эксперт в области лесных отношений и патриот своей страны, убеждена, что приватизация лесных земель сегодня не только невозможна, но и крайне вредна для интересов российского населения.

Не надо забывать, что механизм любого распределения природных ресурсов и благ, имущества и недвижимости в сегодняшней России криминализирован, имеет сильную коррупционную составляющую со всеми вытекающими последствиями. Опыт приватизации промышленных предприятий показал, что крупнейшие комбинаты и заводы попали за бесценок в руки 5–6 олигархических кланов. Ими были захвачены целые отрасли, что привело к сильному расслоению населения по уровню доходов. Волна приватизации лесных территорий в условиях правового вакуума, слабого контроля исполнения законов, высокой степени коррупции приведет к таким же результатам.

Но российский народ уже не столь наивен и не столь плохо осведомлен об истинном положении дел и в состоянии понять, что эта акция –очередная попытка его обездолить и отнять принадлежащие ему по праву лесные блага. Не надо забывать и о том, что, к сожалению, в России крупные лесопромышленные корпорации, претендующие на то, чтобы получить в частную собственность большие участки лесных земель, находятся под контролем иностранных компаний, и далеко за примерами ходить не надо: группа компаний «Илим», Монди-Сыктывкарский ЛПК, Светогорский ЦБК и т. д. А поспешно проведенная приватизация приведет к тому, что обширные лесные территории перейдут в собственность иностранных бизнесменов. И не факт, что свободный доступ населению «за грибами, за ягодами» в этом случае будет обеспечен.

Другой аргумент против. Мы уже потеряли многие водоемы, так как немало прибрежных территорий рек и озер, на которых привыкли проводить выходные и отпуска миллионы россиян, находятся во владении частников. И хотя формально это противозаконно, почти никакие комментарии правоохранительные или надзорные органы не принимают меры против этого вопиющего нарушения законодательства! Да, обширные территории приватизированных сельскохозяйственных земель не обрабатываются, простаивают, зарастают сорняками, так как отданы государством банкам в виде залога. Торжествует порочный принцип: «Деньги решают все».

В случае принятия руководством страны решения о проведении приватизации лесных земель крупнейшие социальные волнения неминуемы. Это хорошо понимают представители высшей власти России и именно поэтому пока не намерены даже обсуждать этот вопрос.

Аргументы за приватизацию, которые высказывают представители ряда лесных корпораций, прежде всего иноземных: о повышении капитализации компаний, возможности залога, улучшения ухода за лесами, – все это фикция. За этими «благими» намерениями стоят их эгоистические интересы, которые могут обеспечить рост доходов узкой прослойке бизнеса. На мой взгляд, учитывая российскую ментальность, нашей стране больше подходит канадский опыт управления лесами, где хорошо развиты лесные концессии. Но, к сожалению, из последнего Лесного кодекса было выброшено даже упоминание о возможности создания лесных концессий...

Дмитрий Чуйко,советник совета директоров и генерального директора ОАО «Группа „Илим“»:

– Прежде всего необходимо уточнить: мы говорим о приватизации не всего леса, а лесов промышленного назначения, то есть тех лесных участков, которые используются для сырьевого обеспечения крупных перерабатывающих предприятий.

В настоящее время в наших лесах низкая интенсивность лесопользования, показатели съема древесины с гектара в 2–3 раза ниже, чем, например, в Скандинавских странах. Причин тому несколько, среди них необоснованные ограничения лесопользования, неразвитая инфраструктура, незаконная вырубка леса и неэффективное лесовосстановление. Коротко говоря, вывод такой: в лесу нет настоящего, рачительного хозяина. Только собственник может быть заинтересован в сохранении приумножении своего имущества. К сожалению, у нынешнего собственника леса – государства – для этого не хватает необходимых ресурсов. Не видно, что положение как-то изменится и в обозримом будущем. Арендаторы лесных участков, как правило, исходят из психологии временного пользователя, а это не способствует надлежащему освоению арендованных площадей и выполнению на них всех необходимых лесохозяйственных работ. И даже предоставление леса в долгосрочную аренду для многих арендаторов мало меняет ситуацию – лишиться арендованных лесных площадей в нашем государстве можно очень быстро и без всякой компенсации сделанных вложений. Приватизация лесных участков и создание на них лесных хозяйств, ориентированных на конкретного переработчика, специфику его производства и сырьевых потребностей, – вот что позволит решить эту проблему.

Очевидно, что собственник лесного участка будет заинтересован в повышении его продуктивности, улучшении качества леса в долгосрочной перспективе. Следовательно, лесозаготовка станет гораздо более продуманной, а лесохозяйственные и лесовосстановительные работы будут выполняться качественно и в полном объеме. Кроме того, частный собственник будет стараться эффективно решать вопросы строительства и ремонта лесных дорог – ему ведь по этим дорогам ездить и ездить, а также будет активно предотвращать незаконные рубки, то есть охранять свое имущество. Защита и охрана лесов, в том числе от пожаров, также будут в его интересах.

Еще одна проблема российского лесного комплекса – его низкая инвестиционная привлекательность. При этом инвестиции отрасли сейчас просто необходимы, без них ни о какой модернизации ЛПК страны не может быть и речи. В случае возможной приватизации лесов инвесторы смогут быть уверены, что их проект будет обеспечен сырьем в долгосрочной перспективе. Таким образом, одним серьезным инвестиционным риском станет меньше.

Наконец, лес, находящийся в собственности, существенно увеличит капитализацию лесопромышленных компаний. Этот новый актив можно будет использовать для дополнительных финансовых заимствований, которые, в свою очередь, пойдут на ускорение развития и модернизации производства, в том числе его лесохозяйственной части.

Конечно, идея приватизации лесов требует серьезной теоретической и экспериментальной проработки. Необходимо изучить опыт стран, где леса уже сейчас являются частной собственностью (таких как Швеция или Финляндия), учесть особенности развития российской экономики и даже менталитета и т. д. Но двигаться в этом направлении надо уже сейчас, если мы не на словах, а на деле хотим обеспечить конкурентоспособность отечественной лесной отрасли.

Николай Шматков, координатор проектов по лесной политике WWF России:

– Частный владелец, который хочет оставить лес в хорошем состоянии наследникам или просто увеличить его стоимость для последующей продажи, безусловно, будет заботиться о нем лучше, чем некоторые чиновники, которые рассматривают лес, находящийся в их управлении, как средство личного обогащения. Тем не менее у такой заботы экономическая подоплека:
для частника ценность леса именно в его стоимости. А как же построить механизм заботы о сохранении экологических (биоразнообразие, депонирование углерода и др.) и социальных (культурная, рекреационная функции, получение дохода местным населением, источник дров и пропитания) ценностей леса, которые могут не интересовать его владельца, зато безусловно интересуют местное население и общество в целом?

Мировая практика показывает, что обеспечить контроль того, как частник проявляет заботу о сохранности этих ценностей, невозможно, комментарии если отсутствуют развитые схемы добровольной лесной сертификации, профессиональные кодексы чести лесовладельцев и т. п.

В долгосрочной перспективе приватизация некоторых лесных участков возможна при условии контроля лесопользования со стороны как государства, так и общественности, включая местное население. При этом должна быть создана нормативно-правовая база, которая будет регулировать лесопользование в частных лесах, а также механизмы реального обеспечения контроля государства и общественности. Вероятно, разумно провести эксперимент в одном-двух субъектах РФ в течение нескольких лет, а затем проанализировать полученный опыт.

Почему речь может идти только об отдаленной перспективе? Государство в лице своих полномочных представителей – органов управления лесами субъектов РФ по целому ряду причин (как объективных, так и субъективных) не в состоянии обеспечить устойчивое управление лесами. Что уж говорить об организации контроля частных лесов! К сожалению, плохая обеспеченность госорганов специалистами, низкий уровень их квалификации и управленческой культуры (добавьте к этому еще и острую проблему коррумпированности государственной чиновничьей машины), многочисленные пробелы в работе не позволяют говорить о том, что государство сумеет в короткие сроки наладить эффективный контроль эксплуатации лесов частниками. Маленький пример: сегодня достоверной информации о лесах нет даже у самих органов управления лесами! Все эти проблемы государственного управления ярко высветились в прошлом году при проведении сотрудниками WWF-рейтинга управления лесами в субъектах РФ. То же самое можно сказать и об определенной части российских предпринимателей, которым присущи низкий уровень предпринимательской культуры, жажда быстрого обогащения, стремление получить доход без инвестиций.

Материал опубликован в журнале Леспроминформ №1(75) 2011, стр.26-33